Инь и ян — крылья любви

Многие, наверно, будут читать эту кишу с широко раскрытыми глазами. Как, можно любить друг друга три, четыре, пять, шесть часов подряд? Подарить женщине — и испытать вместе с ней несколько взлетов, и при этом ни разу не извергнуть узин, семя?
Не для этого ли нужна такая сосчитанность мужских движений и такое их обязательное чередование? Не для этого ли на несколько медленных ударов должно приходиться несколько быстрых? Не потому ли надо делать 1 мелкий удар и 1 глубокий или 3 мелких и 1 глубокий, 5 мелких и 1 глубокий?
Не меньше, наверно, удивляются те, кто ВИДСЛ Старую китайскую любовную живопись*. Она беи всяких недомолвок рисовала соединение мужчины и женщины и почти везде ставила в фокус картины мужской нефритовый жезл и женскую нефритовую дверцу...
Наше европейское сознание так и вопиет — порнография! Но это антипод порнографии, ее полная противоположность. Понять китайскую эротологию нельзя, если мерить ее привычным нам западным мерилом. Понять ее можно, только поняв особое китайское понимание мира, резко непохожее на наше.
С древних времен китайцы верили, что все в мире — от атома до человека — состоит из женского начала инь и мужского ян. Чем теснее их союз, чем глубже гармония, тем здоровее и лучше люди.
А энергия инь и ян хранилась в человеческих органах пола — нефритовой дверце и нефритовом жезле. Это высшие, священные для древних китайцев части тела,— высшие, а не постыдные и запретные. И соединение этих священных частей тела было почти космическим событием, почти религиозным действом.
Именно в месте их соединения энергия инь и энергия ян проникали друг в друга, а это место было великой колыбелью, в которой рождалась их гармония. Потому-то изображение такого слияния — в литературе или в живописи — совсем не непристойности, не что-то животное или полуживотное, а наоборот — рассказ о самых высоких — до небес — взлетах человеческой жизни.
Так понимало любовь древнее учение Дао (Путь), и китайское дао любви можно, наверно, считать крупным вкладом в любовную культуру человечества.
Впрочем, как везде и во всем, у дао любви есть свет и тень, сильные и слабые стороны, истины, полуистины и «лжистины».
Китайская эротология — даже с первого взгляда — очень рассудительна и рассудочна. В ней все расчислено, сосчитано, разложено по полочкам. И каждое движение тела, каждый его поворот, как ветки от дерева, отходят от своего ствола — учения о здоровье и бессмертии, о пути к ним.
Тут лежит ключевая особенность даосской эротологии, ее главное отличие от большинства других восточных школ. Эти школы были гедоническими, наслажденческими (от греч. «тедоне» — наслаждение), и эмоции властвовали в них над рассудком. В дао, наоборот, правит рассудок, и отсюда всеобщая выверенность, расчисленность китайских трактатов о «нефритовых покоях».
. Пожалуй, только один из них — «Учитель-Про-никший-в-таинственную-тьму» — несет в себе вдохновенное упоение любовью, чуждое расчетов и подсчетов. Он как бы написан юным учителем любви, который пылает от ее наслаждений и хочет передать ученикам всю мудрость любовных позиций и движений и буйное торжество любовной молодости, ее юный неостановимый напор.
В других даосских руководствах царит умудренность возраста, спокойная обстоятельность опыта. Китайцы называли юный возраст «маем», зрелый — «сентябрем», и большинство древних трактатов написано именно мудрым «сентябрем».
В них все упорядочено, объяснено, нет никаких тайн и загадок. Есть всеобщие нормы (5 признаков, 5 стремлений, 10 движений), они подходят всем и все должны следовать им. Есть, конечно, отличия по возрастам, по здоровью, но в остальном — путь (дао) один для всех или почти для всех.
Наивное всемогущество знания?
Нет, дело гораздо сложнее и глубже. Дао любви — философски-магическое учение, и магия цифр играет в нем огромную "роль. Повторяющиеся цифры — и вообще вся сеть цифр, в которую запелену-то любовное учение,— все это выглядит скучной сосчитанностью только для современного мышления.
Да, для нас эта сосчитанность есть, она существует, но сквозь нее просвечивает древняя магия чисел. И если в дао любви то и дело встречается цифра 9 (9 глубоких и 9 мелких ударов...), то это потому, что девять — мужское число, Ян, и девять движений или девять признаков — это цикл Ян, завершенный, полный цикл из девяти движений, повторений, признаков.

Я должен был вскоре уйти на войну, и мы провели более двух месяцев в старом курортном городке Цзуньи (теперь это известный исторический город, так как председатель Мао сделал его своей временной штаб-квартирой в годы Великого похода). Это древний окруженный стеной город, расположенный на плато. Летом там исключительно прелестная погода: умеренно жарко и солнце сверкает почти каждый день; обычно перед рассветом идет небольшой дождь, так что воздух всегда чист и свеж. Благодаря такой идеальной погоде любые продукты питания там в изобилии.